night_sacrifice: (карагачевая роща)
Friday, April 6th, 2012 16:21

весна уже надоела, лета хочу!

night_sacrifice: (us)
Sunday, December 12th, 2010 09:40
     
вчера открыла для себя теорию "посыла&посула"
это значит, что у осла за спиной должна быть плеть, а перед мордой - морковь на веревочке.
если что-то одно убрать, то флегматичное скотинище не тронется с места и предпочтет валяться на травке.
при этом плеть может ни разу не коснуться шкуры, а морковь никогда не приблизится настолько, чтобы ее можно было потребить, но важно знание, что они все же существуют.
а так как в окружающем мире существуют достаточно и кнутов и пряников, то для поступательного движения нужно всего лишь разглядеть пару "посыл/посул" и удачно вклиниться между ними.
ах да, направление...
но это уже другая история.
метки:
night_sacrifice: (us)
Sunday, December 12th, 2010 09:40
     
вчера открыла для себя теорию "посыла&посула"
это значит, что у осла за спиной должна быть плеть, а перед мордой - морковь на веревочке.
если что-то одно убрать, то флегматичное скотинище не тронется с места и предпочтет валяться на травке.
при этом плеть может ни разу не коснуться шкуры, а морковь никогда не приблизится настолько, чтобы ее можно было потребить, но важно знание, что они все же существуют.
а так как в окружающем мире существуют достаточно и кнутов и пряников, то для поступательного движения нужно всего лишь разглядеть пару "посыл/посул" и удачно вклиниться между ними.
ах да, направление...
но это уже другая история.
метки:
night_sacrifice: (us)
Thursday, November 15th, 2007 15:22
Устраиваться на работу когда-нить приходится в первый раз. Всякие практики и подработки не в счет. И открывается дверь отдела кадров...
В моем случае, в первый момент показалось, что настройки телевизора безбожно сбились, и я вижу перед собой Э.С.Пьеху в сценическом гриме, но только помноженную на четыре по горизонтали. Потом она открыла рот и вовсе даже не запела, а простуженым контральто поинтересовалась:
- К нам?
Пространное изложение моих пожеланий и требований ввергло ее в легкий ступор.
- Приходите весной, - сказала она. - Сезон уже заканчивается.
- В августе?! - опешила я
- Все укомплектовано... гссспди... ну, хотите я позвоню? Кто у нас в городе из начальников партий... Олег Николаевич! Вам не нужен гидротехник, в поле?
Через несколько минут в ОК вплыло эльфическое существо с не по возрасту элегантной сединой и воззрилось на меня. Какие у него глаза... В них было все - ультрамарин, паруса, летучие рыбы и набедренные повязки. Не знаю, что он там увидел в моих, но пауза затягивалась неприлично, и "Э.С.П.х4" начала нервно постукивать карандашом по конторке.
- Нет, - наконец-то, решительно тряхнув головой, отрезал он. - Мне нужна повариха.
Если очень внимательно приглядеться к стене возле двери в отдел кадров, то там под толстым слоем ежегодных побелок можно еще разглядеть следы от моих когтей...
метки:
night_sacrifice: (us)
Thursday, November 15th, 2007 15:22
Устраиваться на работу когда-нить приходится в первый раз. Всякие практики и подработки не в счет. И открывается дверь отдела кадров...
В моем случае, в первый момент показалось, что настройки телевизора безбожно сбились, и я вижу перед собой Э.С.Пьеху в сценическом гриме, но только помноженную на четыре по горизонтали. Потом она открыла рот и вовсе даже не запела, а простуженым контральто поинтересовалась:
- К нам?
Пространное изложение моих пожеланий и требований ввергло ее в легкий ступор.
- Приходите весной, - сказала она. - Сезон уже заканчивается.
- В августе?! - опешила я
- Все укомплектовано... гссспди... ну, хотите я позвоню? Кто у нас в городе из начальников партий... Олег Николаевич! Вам не нужен гидротехник, в поле?
Через несколько минут в ОК вплыло эльфическое существо с не по возрасту элегантной сединой и воззрилось на меня. Какие у него глаза... В них было все - ультрамарин, паруса, летучие рыбы и набедренные повязки. Не знаю, что он там увидел в моих, но пауза затягивалась неприлично, и "Э.С.П.х4" начала нервно постукивать карандашом по конторке.
- Нет, - наконец-то, решительно тряхнув головой, отрезал он. - Мне нужна повариха.
Если очень внимательно приглядеться к стене возле двери в отдел кадров, то там под толстым слоем ежегодных побелок можно еще разглядеть следы от моих когтей...
метки:
night_sacrifice: (us)
Monday, October 1st, 2007 15:47
Поворотный момент жизни - вещь не всегда заметная и не сразу бросающаяся в глаза. То есть, конечно, приключаются такие повороты, при которых ремень безопасности кажется совсем не лишней деталью. Но обычно мы понимаем, что некий момент был не каким-то-там, а именно поворотным, только по прошествии некоторого времени.
Вероятно, солнце с утра такое по-весеннему беспокойное, а иначе я никак не могу объяснить причину, по которой вспомнилось сегодня именно двадцать шестое апреля. И вовсе не то ужасное, Чернобыльское, а самое обыкновенное, ничем в мировой истории не отмеченное. Хотя, теперь уже закрались сомнения, - не было ли оно на самом деле двадцать третьим, и не водит ли меня за нос собственная память?
В то утро, поначалу ни разу не солнечное, так как меня прибило к порогу общаги транзитом из Москвы через Ташкент, плюс пеший марш с Западного автовокзала, итого часов в пять с минутами пополуночи, то есть затемно. Нечеловеческую радость вахтерши, которой пришлось выползать из теплой постельки и ковылять через холодный стеклянный вестибюль, скупо освещенный уличным фонарем, я солью. Хотя и предположу, что расписание прибытия ташкентских автобусов висело у вахтерш на стене каморки, и они перед сном иногда метали в него дротики.
Значит, завтрак... что может быть приятнее раннего завтрака? Разумеется, если он не состоит из кипятка, отдающего пылью и ржавчиной. А он именно из него и состоял, так как вода - это единственный продукт, в котором за время отсутствия хозяев не заводятся тараканы. Две вещи, которые всегда находились вне моего понимания - а) запирание на ночь и на ключ кухни в общаге; б) запирание на ночь и на ключ гальюна на пароходе. Притом гальюн запирался исключительно в тех зимних случаях, когда стояли в Рыбачьем, то есть там, где команда вечером расходилась спать по домам, к своим теплым горшкам, предоставляя нам полную свободу радеть об экологии Иссык-Куля самим. Режим потребления жидкости в те дни состоял в половине стакана чая утром и половине вечером. На гнусные шуточки по этому поводу наш гросс-механик, потрясая большим ключом от гальюна, неизменно отвечал что-нибудь вроде: "скушай яблочка" или "чай не водка"... Один раз он умудрился забыть свою связку ключей на столе в рубке, и тогда мы выпили на ночь три чайника, а потом без всякой водки танцевали на палубе джигу...
Однако, я уже куда-то в сторону утанцевала от последовательного изложения. Итак, запертая кухня на втором этаже общежития ИТР была, разумеется, гораздо меньшим злом, чем декабрьский дрейф в Рыбачьем. И вовсе не стоило начинать день с обшаривания общественных холодильников, в которые я лично ничего не складывала, или, например, вылавливания пальцами мяса из соседских кастрюлек. Оставим кухню тараканам, тем более, что им для этого не нужны ключи. (продолжение будет)
метки:
night_sacrifice: (us)
Monday, October 1st, 2007 15:47
Поворотный момент жизни - вещь не всегда заметная и не сразу бросающаяся в глаза. То есть, конечно, приключаются такие повороты, при которых ремень безопасности кажется совсем не лишней деталью. Но обычно мы понимаем, что некий момент был не каким-то-там, а именно поворотным, только по прошествии некоторого времени.
Вероятно, солнце с утра такое по-весеннему беспокойное, а иначе я никак не могу объяснить причину, по которой вспомнилось сегодня именно двадцать шестое апреля. И вовсе не то ужасное, Чернобыльское, а самое обыкновенное, ничем в мировой истории не отмеченное. Хотя, теперь уже закрались сомнения, - не было ли оно на самом деле двадцать третьим, и не водит ли меня за нос собственная память?
В то утро, поначалу ни разу не солнечное, так как меня прибило к порогу общаги транзитом из Москвы через Ташкент, плюс пеший марш с Западного автовокзала, итого часов в пять с минутами пополуночи, то есть затемно. Нечеловеческую радость вахтерши, которой пришлось выползать из теплой постельки и ковылять через холодный стеклянный вестибюль, скупо освещенный уличным фонарем, я солью. Хотя и предположу, что расписание прибытия ташкентских автобусов висело у вахтерш на стене каморки, и они перед сном иногда метали в него дротики.
Значит, завтрак... что может быть приятнее раннего завтрака? Разумеется, если он не состоит из кипятка, отдающего пылью и ржавчиной. А он именно из него и состоял, так как вода - это единственный продукт, в котором за время отсутствия хозяев не заводятся тараканы. Две вещи, которые всегда находились вне моего понимания - а) запирание на ночь и на ключ кухни в общаге; б) запирание на ночь и на ключ гальюна на пароходе. Притом гальюн запирался исключительно в тех зимних случаях, когда стояли в Рыбачьем, то есть там, где команда вечером расходилась спать по домам, к своим теплым горшкам, предоставляя нам полную свободу радеть об экологии Иссык-Куля самим. Режим потребления жидкости в те дни состоял в половине стакана чая утром и половине вечером. На гнусные шуточки по этому поводу наш гросс-механик, потрясая большим ключом от гальюна, неизменно отвечал что-нибудь вроде: "скушай яблочка" или "чай не водка"... Один раз он умудрился забыть свою связку ключей на столе в рубке, и тогда мы выпили на ночь три чайника, а потом без всякой водки танцевали на палубе джигу...
Однако, я уже куда-то в сторону утанцевала от последовательного изложения. Итак, запертая кухня на втором этаже общежития ИТР была, разумеется, гораздо меньшим злом, чем декабрьский дрейф в Рыбачьем. И вовсе не стоило начинать день с обшаривания общественных холодильников, в которые я лично ничего не складывала, или, например, вылавливания пальцами мяса из соседских кастрюлек. Оставим кухню тараканам, тем более, что им для этого не нужны ключи. (продолжение будет)
метки: